СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава

И еще Осташа увидел, что позвоночник каменной дуги прямо посередке перехвачен веревкой, а на веревке висит, как будто удавленник, маленькой кумир. Кто-то сделал из Игольного Ушка виселицу. Перекрестившись, Осташа спустился чуток пониже и разглядел кумира издалека. Это был ургалан из числа тех, что стояли в доме у Шакулы. В СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава груди ургалана торчал вбитый гвоздь. Глаза были выцарапаны. А один бок опален, как будто кумира поначалу желали спалить, да передумали. Нет, не передумали — не дали!.. Он, Осташа, и не отдал. Это был тот кумир, которого бойцы горной охраны в домике у Шакулы засунули в очаг под котелок, когда не хватило СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава дров, а Осташа — тогда еще Гордей — выхватил его из огня. Но кто же на данный момент повесил кумира? Кто вбил в него гвоздь и выцарапал глаза? И почему, для чего?..

Осташа подошел к кумиру, ступая в чей-то старенькый, уже заметенный след, и прикоснулся к деревяшке. Заледеневшая СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава веревка хрустнула, идолок качнулся. И тотчас через Игольное Ушко с горы обширно дунул ветер, принося запах дыма. Фармазон!..

Сжимая в руках штуцер, Осташа сунулся под защиту каменной ноги Юнтуп Пупа. Невдали бугром торчала занесенная снегом крыша землянки. Из нее высовывалась долбленая труба. Вот оно, убежище Яшки! И если пахнет СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава дымом, означает, сам Яшка тут же.

Не опуская штуцера, Осташа зубами по очереди стащил с рук рукавицы, сплюнул их на снег и вышел из Игольного Ушка. Он ощутил, что все: покатился с горки. Вытягивая ноги из сугробов, он медлительно и неумолимо двинулся к землянке. На данный момент он Яшку СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава уничтожит. Либо же Яшка уничтожит его, если сможет. …Он уничтожит Яшку в лоб либо в спину, оружного либо невооруженного, молящего о пощаде либо прячущегося под тулуп — уничтожит Яшку хоть какого. Осташа уже не задумывался ни о чем. Он не вспомнил о бате, не вспомнил о растоптанной Маруське Зырянкиной, о замордованной Луше СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава, об изнасилованной вогулке, о Шакуле, сброшенном со горы, об Алфере Гилёве, о попке Флегонте… Очень много было народу на совести Гусевых; пока всех припомнишь — Яшка убежит. Ну и дело-то не в мести. Просто если хочешь жить — убей Яшку, и все. Кара здесь ни при чем. Дело в том, что СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава если Яшку не уничтожить, то не будет ни правды, ни жизни. А воздаяние — да пес с ним.

Осташа выкарабкался на утоптанную площадку перед хибарой и наклонился к раскрытой дверке. В землянке горел очажок, на котором в мятом котелке бурлила вода. У стены стоял тонкий бочонок-барилка с выбитой СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава крышкой. На лежаке валялись зипун и кушак. А Яшки не было. Осташа тотчас отскочил вспять: означает, Яшка вышел на мгновение и на данный момент возвратится! Откуда он может придти?.. От землянки вела одна-единственная утоптанная тропка. Через 20 шагов она исчезала в маленьких елочках.

Ёлочки вдруг зашевелились, и Осташа СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава чуть не пальнул из штуцера. Из елочек спиной вперед выпятился Яшка, который тоже держал впереди себя поднятое ружье. Видно, животной собственной душой он почуял, что кто-то вторгся в его убежище. Как был в неподпоясанной рубашке, так он и ринулся встречать гостя. Встречать, естественно, пулей. А ринулся, естественно, к колодцу. Откуда СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава же еще ему ожидать опасности? Но ведь Осташа был сзади!.. В кого Яшка целился?!

Под шагом Осташи хрустнул снег, и Яшка обернулся. Осташа вновь увидел его лицо так же близко, как в пещере старца Гермона, как в окошке илимской осляной. Но в первый раз Осташа прочитал на Яшкином лице СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава идея и моментальный расчет: кто опаснее — Осташка Переход либо тот, кого на данный момент Яшка держал на прицеле? И Фармазон одномоментно принял решение: тот, неведомый Осташе неприятель, — опаснее. Яшка отвернулся от Осташи, вздернул ружье и выстрелил. В елках что-то упало. Яшка отшвырнул ружье и кинулся СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава по тропе вперед, от Осташи — прочь.

Осташа рванулся следом. Он только мимолетно увидел в зарослях кого-либо темного, только-только убитого. Он продрался через ельник и оказался на краю ровненькой снежной котловины, большой чаши, днище которой было продырявлено провалом колодца. Яшка, не оглядываясь, уже спускал в колодец длинноватую, как СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава мачта, лестницу. Осташа застыл, затаил дыхание, прищурился, прилипнув щекой к ружейному замку, навел граненый ствол штуцера на Яшкину спину и выстрелил.

Его самого шарахнуло так, что он сел в снег. Тряхнув головой, чтоб скинуть хлопот с глаз, Осташа увидел, что лестница валяется на снегу, а Яшки в котловине нет. Он канул в СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава колодец, как в полынью. Это вправду была смерть. В колодце еще качалось эхо выстрела и звенел раздробленный лед.

Осташа медлительно поднялся на ноги, отряхнулся, кропотливо перезарядил штуцер и пошагал по тропке наверх — поглядеть, кого Яшка убил.

Он подошел к человеку в елочках и перевернул его, желая СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава посмотреть в лицо. Заместо лица у человека были отвратительные клочья бледно-розового, издавна обескровленного, мертвого мяса, в каких оспинами чернели крошки чугуна. Яшка опять убил пришедшего к Юнтуп Пупу Шакулу.

И сейчас уже Осташа в страхе бежал к колодцу, трясущимися руками опускал в него лестницу и полз вниз, только бы побыстрее СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава убраться от ужасного Юнтуп Пупа, через который прибегают завтрашние собаки и через который не могут уйти вчерашние покойники.

Тела Яшки и на деньке колодца не было — только полоса сбитых ледяных свеч. Яшку с разгону выкинуло из колодца, как ядро из пушки. Осташа увидел его, тряпкой висячего на засохшей СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава сосне против выхода. Яшку видном накололо на сучья, как соломенный сноп на вилы.

Осташа скатился со склона Новикова камня, чудом избежав Яшкиной погибели, и уже на льду Чусовой свалился на четвереньки, хрипя и задыхаясь.

Рядом на тракте стояла гнедая заиндевелая лошадка, запряженная в кошевку. С кошевки соскочила какая-то баба СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава и через целину пошла к Осташе, как будто ожидала его. Подняла, схватила под мышку, повела к саням.

— Ложись вот сюда, под шкуры, — бережно повелела она.

Осташа ошеломленно глядел на бабу. Это была Бойтэ.

— Ты сделал все? — тихо спросила она, усаживаясь на облучок спиной к Осташе и разбирая СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава вожжи.

Осташа молчал.

— Ну и отлично, — произнесла она, и было ясно, что она улыбается. — А сейчас едем домой.

БОЙТЭ

Ему казалось, что он все доделал, все, и сейчас ворачивается домой, бросив ненадобные лыжи, и твердо, тяжело, утомилось ступает по накатанному тракту. У него уже нету сил, чтоб шагать, но зато есть СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава вера, что будущий день явится ему броским солнцем Сибири. Дорогу для этого солнца проторил Ермак, щитом раздвинувший горы и клинком порубивший кумиров. Солнце придет Государевой дорогой Ермакова пути, а не просочится через гибельную течь Игольного Ушка. В сумерках Осташа без ужаса миновал подкову Дужного бойца, где в омуте тьмы СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава должен лежать мертвый вогул. Позже всю ночь под голубой луной он шел и шел, шел и шел долгим Осиновым плесом, пока на рассвете не увидел над собой кривые башни Столбов — как будто в лесах сдохла большая каменная кобыла и сейчас валяется на берегу, задрав окоченевшие ноги. И от Столбов СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава он свернул вправо к развеселой деревне Пермяковой. Развеселой и разбойной, где розовощекие девки в бардовых расписных платках пялились на него от колодца и задористо орали: «Эй, красавчик, дай по полушке — покажем ватрушки!..» А он молчком пересек Чусовую около Золотого острова и полез в гору, которая кое-где вдалеке обрывалась в Чусовую СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава утесами Собачьих Камешков. Там совместно с Бойтэ около кедра-ульпы он когда-то находил клеста, что склевал счастливые зерна; находил, да не нашел. Дорога с горы скатывалась к Ёкве. Сверху деревня казалась ярмарочной холстинкой, на которую для реализации выставили колпаки чумов. Он добрался до жилищ снова исключительно в СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава сумерках и снова увидел мерклый столб света над дымопроводом чума Шакулы. Он отбросил полог и на четвереньках залез в чум, где было тепло и дымно. Тут горел очаг, а владельцев, слава богу, не оказалось — ни старика, ни жлудовки. И он просто лег около огня ничком и зарылся лицом СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава в пыльные шкуры, чтоб уснуть, в конце концов уснуть, — и уснул.

И здесь же пробудился с таким облегчением, как будто выполз из-под завала в штольне Вайлугиной горы. Он лежал все так же — ничком, но уже в одних только исподних портах. Кто-то бережно и лаского обтирал ему спину теплой СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава влажной тряпицей. Не шевельнувшись, Осташа приоткрыл и скосил один глаз. Стоя около него на коленях, Бойтэ полоскала тряпицу в котелке. Она была в просторной меховой рубашке на нагое тело. Полы рубашки на смуглом животике небережно сцепляла пара стежков ремешка. В растворе рубашки тяжело перекатывались груди, как волны меж бортом СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава барки и причалом. И Осташа сходу сообразил, что весь путь ему приснился. Вогулка подобрала его под Новиковым камнем, привезла к для себя и внесла в чум.

Бойтэ тем временем переползла куда-то вспять, потянула за штанины и стащила с Осташи портки. Переставив котелок ближе, она без стыда принялась смывать СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава грязь и пот с Осташиных ног и задницы. Ничем не выдавая того, что пробудился, Осташа застыл, как перед прыжком.

Бойтэ шлепнула тряпку в котелок, взяла Осташу за плечи и скачком перевернула на спину. Осташа обширно открыл глаза и плотоядно оскалился. Бойтэ сходу увидела, что он готов. Руки ее сжались СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава в кулачки, из которых грязная вода потекла по запястьям в рукава рубашки. Осташа поразился тому, что не увидел в лице девчонки ни смущения, ни оторопи. Напротив, ее кошачьи черты и не дрогнули, только глаза вдруг расширились, загораясь торжеством и ожиданием.

И Осташа учуял это ожидание. Он молчком схватил СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава девку за руки, дернул к для себя, уронил на шкуры и перекатился на нее, своими коленями разомкнув ее сжавшиеся ноги. Он ощутил себя и вогулку 2-мя какими-то деталями, которые сошлись вместе хорошо и ходко, впритирочку точно, как будто для того и были сделаны. Он навалился на девку СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава так тяжело и в один момент, что у нее руки и ноги вышибло ввысь и в стороны. Он стукнул в Бойтэ собою, как барка ударяет носом в перебор.

Он за этим шел, бежал и полз, он только за этим и рвался изо всех сил, гробил людей без пощады. И вот он добрался СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава — заслужил, отбил, захватил. И на данный момент прибой победы раскачивал его на девке, как привязанную лодку на волне. Да и с Бойтэ, что зашипела по-кошачьи, волна смывала всю блеклость и бледнота. Раскалялись мерклые губки, яблоковым цветом наливались молочно-смуглые скулы, осенние глаза разгорались изнутри разворошенными углями СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава.

— Меня!.. Меня!.. — хрипела Бойтэ рычащему Осташе и поддавала ему под зад пятками, как будто жеребца понукала.

И когда веревку разорвало и лодку понесло, Бойтэ завизжала, забилась, выгнулась дугой. Узкая и слабая, она вдруг неудержимо и массивно задвигала плечами, ворочая Осташу с бока на бок. Ей как будто не хватало движений СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава, чтоб выразить жар и ярость, и она ногтями полосовала Осташе спину.

— Еще! — требовательно кликнула она, когда Осташа ткнулся влажным лбом в шкуру.

Она вся была как парус, надутый ветром на разрыв: дрожала мелко и нередко. Казалось, на данный момент коснись ее кончиком ножика — и она лопнет напополам СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава, как разрубленная саблей.

— Будет и еще, — еле дыша, с опасностью ответил Осташа. Освещенные очагом стены чума, скошенные к звездной дыре дымопровода, сплошь отпотели, как будто в чуме, как в домне, варили железо. Было похоже, что звезды расплавились и сверкающими каплями потекли вниз по швам кожаных полотнищ. Бойтэ вдруг с таковой страстью СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава оттолкнула от себя Осташу, что он откатился в сторону и на миг ощутил себя Яшкой Фармазоном, которого застрелили, прокатили через ледяную трубу, выкинули и с разлета накололи на сучья, развесив на мертвых ветвях, как армяк на просушку.

— Это я! Я! Я! — ликующе заорала Бойтэ.

Она единым движением вскочила на СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава ноги, кинула в Осташу свою рубашку и нагой заплясала вокруг очага. Это был одичавший, нерусский пляс, когда все тело извивается, груди вертятся колесом, руки ломаются вокруг головы, как молнии в облаке растрепанных белоснежных волос, а ноги разлетаются, раскидывая колени и бесстыже раскрывая влажное, скупое лоно.

Осташа глупо хохотал, смотря на СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава Бойтэ — гибкую, неширокую, сильную, как плеть.

— Я, я отыскала тебя первой, Холитан Хар Амп! — пела вогулка, вертясь по чуму. — Это я все выдумала, я все подстроила, я за тобой следом всегда мороком неслась! Это я камлала, и Кона погиб! Это я камлала, и гора раздавила скит! Это СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава я Шакулу уничтожила — практически уничтожила, да! Это я сгубила Яку, я, я, я!..

— Яшку я застрелил! — забавно и ревниво кликнул в ответ Осташа, загораясь ее огнем.

Бойтэ вдруг свалилась перед ним на четвереньки, протянула к нему руки, расплющив груди о шкуры на полу, и по-собачьи завиляла оттопыренным задом, игриво мотая СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава головой.

— Пусть ты, не жаль! — шепнула она и забарабанила ладонями.

— А для чего?..

Осташа попробовал изловить девку, но она тотчас оказалась около далекой стены чума — встала, уперев руки в бока, выпятила животик и завиляла бедрами, демонстрируя Осташе язык.

— Потом, что Шакула был раб, а я у него рабыня СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава! А сейчас я буду хозяйкой Ханглавита! Хозяйкой Ханглавита, сообразил?!

Осташа сел, не отрывая взора от пляшущей на месте девки.

— Как будешь?

Бойтэ опять свалилась на животик и рывками поползла к нему, задирая локти и перекидывая зад.

— Ты будешь заместо Коны лодками командовать! А я для тебя помогать СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава стану! Какую назовешь — такую лодку разобью о гору, ослеплю сплавщика! Кого укажешь мне — того соблазню, душу украду и сгублю! Ты будешь мой супруг, а я — хозяйка твоей реки! Не нужна Ханглавиту правда Коны! Не нужна для тебя будет хитрость шамана из Вайлугиной горы! Только сила нужна! Я твоя сила буду! Хочешь добро СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава сотворить — добро сотворю, хоть всем! Хочешь зло — пусть зло будет! Правда не нужна! Сила нужна! Я твоя сила, мой эрнэ эруптан!

Бойтэ доползла до Осташи и лизнула ему ногу:

— Я — твоя супруга, мой ойка эрнэ эруптан! Я для тебя свое истинное имя скажу! Я не Бойтэ! Мое СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава имя — Сёритан Аквсир, Цветок Папоротника! Я желаю подкармливать тебя!

— Корми, — осипло согласился Осташа.

Бойтэ вдруг прыгнула на него, как летучая мышь, — он еле успел изловить ее за бока. Она села на Осташу верхом так, что груди ее оказались напротив его лица.

Ухватив ладонью правую грудь, она сжала ее СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава и ткнула твердую ягодку набухшего соска Осташе в рот.

— Пей мое молоко! — горячо шепнула она. — Как Шакула в гору ушел, я тебе три денька грудь свою сосала…

И у Осташи все как будто поджалось и поворотилось в животике, ружейным затвором дернулось гортань. Ему захотелось, мучительно захотелось этого молока. Он СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава обхватил губками сосок Бойтэ и втянул в себя что-то пьяное и медвяное, сходу сладкое и горьковатое, совершенно незнакомое и в то же время всегда, всегда потаенно вожделенное. Запрокинув голову, Бойтэ мяла свою грудь, толчками выбрасывая молоко, и чуток постанывала, когда Осташа больно сжимал сосок зубами. А позже за волосы оттянула СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава его голову и ткнула в левую грудь. И животик у Бойтэ, и лицо у Осташи были залиты белоснежным молоком.

В конце концов она повалила Осташу на спину и мягко повела плечом, высвобождая сосок из его губ.

— Сейчас опять обожай меня! — императивно востребовала она.

— Дай же передышки, душа моя, — задыхаясь СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава, просипел Осташа.

— Я сама начну! — пообещала она, жутко приближая свои глаза к его очам, как будто желала взором выжечь все в разуме Осташи.

Она извернулась ящерицей, и Осташа ощутил ее теплые, мягенькие губки. Перед Осташей был круглый, белоснежный, разъятый девичий зад, и Осташа сжал его ладонями. Он задумывался только о СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава том, что вот на это, на это он и желает глядеть всю жизнь, чуток передохнуть — и опять глядеть, и опять.

А позже Бойтэ снова перевернулась. Не успев перевести дух, Осташа увидел, что Бойтэ уже оседлала его верхом и вьется на нем, как рыба, выдернутая на лесе из воды. Осташа СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава с гневным всхлипом весь подался ввысь, как будто его всасывало в девку. Бойтэ как будто вдыхала через него его гортанью. Он не мог воспротивиться, не мог даже слова сказать и только опять схватился за ее за груди, как за яблоки на яблоне.

…В каплицах раз в год приходящие СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава учителя собирали деревенских юношей, вошедших в пору мужания, и гласили им то, чего не произнесут ни отец, ни мама. И на данный момент Осташа против воли победно ухмылялся, вспоминая такое назидание. Старый скитник, стиснув костистыми пальцами засаленную тетрадь епитимника, однообразно бубнил, смотря в сторону, чтоб не созидать СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава лиц пристыженных мужчин: «Евин корень — сатанинский. Бегите блуда, ибо блудящий всегда только к бесу приблужается. Вам говорю, юным… Лобызания Нечуткие — все едино сущность грех. Смотрение пустое на бабу, не только лишь голую, да и оболоченную, тоже сущность грех, ибо глаз паскуден делается и одежу пронизывает… Касания пакостные — черта ласканье. Все то к СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава рукоблядству ведет и проливанию семени на землю неплодородную, и за то шестьдесят дней поста в 100 40 поклонов в денек. С бабой связь только за венцом невозбранна. Да и кого отец оженит в сей год, нужно держать в голове, что в посты уставные и в величавые празднички, а еще СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава по средам, пятницам, субботам и воскресеньям нету для супруга супруги. Держите чресла свои в тяжести, а срамной уд в голоде, чтоб, алкание его превозмогая, беса в душе уморять. И с супругой на ложе возлегая, нательный крест снимать нужно и вида зашторивать, ибо заповедано нам плодиться и плодиться, но не СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава заповедано срамом наслаждаться. И семя свое испуская, читайте канон, а не беснуйтесь. Супружеские узы непотребству воли не дают, и все, что позволяют, — только чад зачинать, а поэтому все, что без зачатия, то богопротивно. За блуд непотребно естество в рот и супругам 10 лет поста епитимья, как и за блуд злому супругу СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава супруге в срачный ход, что содомии подобие есть. И нет другого положенья, как супруга на супруге, ибо если супруга скотски стоит, а супруг ее сзади, то, означает, он на супруге, как на кобыле, бесово поле вспахивает, и епитимья обоим 40 дней поста с сорока поклонами. Аще супруга супруга СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава сверху седлает, то сатана его седлает и понужает, и богопротивно то приемущество супруги над супругом, и за тот грех обоим пост 5 лет...»

Бойтэ вдруг лозой выпрямилась над Осташей, вздернула руки со сжатыми кулачками и заорала, запрокинув голову. Осташе показалось, что его продувает через Бойтэ, как огнь из топки доменной печи СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава через трубу выбрасывает к небу. Даже волосы вогулки, потемневшие от пота, приподнялись над ее плечами, как будто два крыла.

Бойтэ сорвалась с Осташи и покатилась по шкурам, застыла лицом вниз и неистово заколотила руками и ногами, как будто ее до сего времени еще пекло и крючило. Вдруг она повернула СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава к Осташе блестящее лицо и заговорила:

— Боишься, что предам я тебя и твоего бога оскорблю, да? Не страшись! Я душу свою отыскала! Я Шакулу перехитрила!

Осташа пробовал сесть, упираясь в шкуры трясущимися руками.

— Это я Шакуле произнесла, что Кона погиб. Я знала, что Шакула сходу в Вайлугину гору СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава побежит доносить — он же старик, дурачина! А тот шаман отдаст приказ Яке уничтожить Шакулу, так как для чего ему Шакула нужен, если Коны нет? Шакула будет излишний, кто о камланиях в горе знает! И Яка Шакулу уничтожит! И убил, да! Я сама лицезрела, как Шакула на льду Ханглавита под Гнутой горой СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава валялся!

— Шакула и мертвый к Юнтуп Пупу пришел… — произнес Осташа.

— Знаю, знаю! — засмеялась Бойтэ. Она села, откинувшись вспять, оперлась руками и забавно застучала ногами в шкуры. — Дух его ко мне приходил, рыдал! В Шакуле ведь не одна душа была — три! Шакула погибели пуще всего страшился, а поэтому три души держал СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава! В нем знаешь, чьи души?

Бойтэ выставила руку с 3-мя оттопыренными пальцами.

— Моя! — Она загнула один палец. — Его самого! — Она загнула другой палец. — И старухи твоей, которая в твоем доме живет! — Бойтэ торжествующе смотрела на Осташу. — Да! Он издавна уже ее душу украл! Когда Яка братьев привел и СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава они меня истязали, Шакула пошел и отомстил — украл душу их мамы! Вот так! И я увидела, как Шакула зарыдал, когда твои стражники бросили в огнь ургалана, в каком Шакула все три души держал! Но ведь ты — Холитан Хар Амп! Ты выхватил ургалана из огня! Сейчас по подпалинам я ургалана Шакулы СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава от хоть какого другого отличить могла! Шакула удрал в Вайлугину гору, а я его души убивать стала! Одну душу я ножиком в лицо уничтожила! Другой душе гвоздь в грудь заколотила! А позже Яка Шакулу со горы скинул — Шакула погиб, и дух его сходу в Ёкву побежал СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава за ургаланом. Он гласил мне: отдай последнюю живую душу, Шакула назад оживать желает! А я духа прогнала и побежала тебя ожидать на Юнтуп Пуп. А там на камне повесила ургалана — третью душу повесила! И пока ты спал тут, в моем чуме, знаешь, что я еще сделала?..

Бойтэ быстро подползла СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава к Осташе, обняла его и стала тереться головой о его грудь:

— Я в Кашку сбегала и твоей старухе произнесла, что ты застрелил ее отпрыска!

— Макарихе? — удивился Осташа. Бойтэ кивнула:

— Ты произнес тогда, при ульпе, что меня в дом к для себя возьмешь, а разве ж старуха пустила бы меня СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава? Вот я и произнесла ей про Яку. И она тоже повесилась! — Бойтэ экзальтированно поглядела на Осташу.

Осташа как будто окаменел, но ни раскаяния, ни жалости к Макарихе не ощущал. Было одно только тяжелое, мертвое удивление.

— Шакулу три раза уничтожить нужно, — убежденно объяснила Бойтэ. — Через повешенную душу я его уничтожила, когда старуха СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава повесилась! А через душу, которую я ножиком в лицо зарезала, Шакулу Яка был должен уничтожить!

— Он Шакулу в лицо и застрелил, — подтвердил Осташа, поглаживая Бойтэ по голове.

— Сейчас только гвоздь в грудь остался, — просительно произнесла Бойтэ. — Ты застрели его гвоздем… Он скоро придет сюда.

— Шакула? — Гнев вдруг переполнил СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава Осташу. Снова мертвый вогул за ним вослед крадется?

Бойтэ отлепилась от Осташи, быстро поползла куда-то в сторону и возвратилась, волоча за ремень Осташин штуцер, пороховницу из коровьего рога и пульницу. Она сложила все это к ногам Осташи и вдруг вынула откуда-то большой кованый гвоздь.

— Вот этим СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава гвоздем заряди и застрели! — твердо произнесла она, протягивая гвоздь Осташе. — Я уже померила — гвоздь в дуло войдет! Ты только застрели! А я научу тебя как!

Нагая, она стояла перед Осташей на коленях, и лоно ее казалось языком пламени. Круглые груди топырились торчком, а заостренные соски были как наконечники стрел. Бойтэ СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава протягивала Осташе гвоздь, как протягивают распятье для поцелуя.

— У Шакулы только одна душа осталась — моя! Потому он ко мне и придет! Убей его гвоздем! — Глас Бойтэ сделался глухим, как будто она заговорила чревом. — Я без души останусь, но ведь ты меня в супруги взял, Холитан Хар Амп, мой СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава эрнэ эруптан! Твоя душа нам на двоих будет! Как я смогу тебя предать, если у нас будет одна душа? Возьми гвоздь!

И большой, лохматый, жаркий зверек любви, что нежился и кувыркался в груди Осташи, в конце концов извернулся и встал на лапы, обретя собственный ужасный, непобедимый, животный вид ненависти. Ухмыляясь СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава, Осташа поднял ружье и взял протянутый гвоздь. Гвоздь вошел в дуло плавненько и мягко — и это что-то смутно напомнило Осташе. Но он растряс пульницу, выколупал шомпол и зажал гвоздь в стволе пыжом. А потом отомкнул замок, проверил кремень и насыпал порох на зарядную полку. Бойтэ скупо следила за СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава его руками.

Осташа знал, что мертвую нечисть с места стащить в пекло могут только петушок и курица на мочальном жгуте. Но где на данный момент взять петушка, курицу и мочальную веревку? Где находить Шакулу? Спровадить чернокнижника в пекло необходимо было другим методом. Осташа защелкнул ружье и спросил:

— И как СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава мне уничтожить Шакулу?

Бойтэ подняла на него глаза, ставшие на данный момент практически красноватыми.

— А на данный момент обожай меня заряженным ружьем, — тихо и агрессивно повелела она. — Тогда и оно уничтожит беса.

Она схватила свою рубашку и стремительно обтерла себя от подмышек до колен. Потом оборотилась к Осташе СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава спиной, опустилась на четвереньки, обширно расставила руки и ноги и покорливо нагнула голову, как будто ожидала, что ее на данный момент отрубят. Осташа приподнялся, держа ружье наперевес, помедлил, как будто прицеливался, и засунул ствол девке меж ног.

— Так!.. — задохнувшись, кликнула Бойтэ. — Давай!.. Давай!..

И Осташа делал это, как будто СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава разбивал кочергой угли в печи. Он глядел, как молчком, дико и жутко вздрагивает девка от его ударов. Движения его стали максимально точны, а руки отвердели, как стальные клещи. Похоже, и сердечко его тормознуло, чтоб своим толчком не поранить, не покалечить девку в ее смертельной любви с заряженным ружьем, чтоб СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава палец случаем не дрогнул на собачке и штуцер не выстрелил в Бойтэ, пробивая ее кованым гвоздем повдоль тела навылет.

И чем крепче Осташа сжимал ружье, тем безумнее становилось вновь закипающее желание. Тогда и Осташа осторожно опустил приклад штуцера на шкуры, приподнялся сам и единым массивным скольжением тоже вошел в Бойтэ СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава.

— О-о-о!.. — заорала она, задирая голову и прогибаясь в пояснице.

— Не шевелись! — отчаянно гаркнул Осташа. — Пальнет!

Какая бы она ни была жлудовка, сколько бы мужчин ни прошло через ее лоно, но вот так ее еще никто никогда не обожал. Осташа сходил с разума, чувствуя, как растягивает и рвет ее девство СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава. Он уже не мог приостановить качелей, хотя вцепился в бока Бойтэ с таковой силой, что ее ребра гнулись под его руками.

— Мне больно, больно!.. — завизжала Бойтэ. — Стреляй!..

Осташа даже не сообразил, о чем она. Непосильный металлический жар проехался у него из груди в животик и как СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава будто вышиб заслонку в печи — обжигая разум, назад в голову шарахнул клубок огня. Осташа, как застреленный, повалился набок. Но через багряное марево он еще увидел, что в щель полога чума лезут дрожащие мертвые руки и начинают медлительно распускать шнуровку. В мерклых жарких кругах, которыми заколыхалось зрение, не считая этих рук, Осташа СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава ничего больше и не лицезрел. Лежа на боку, ничего не соображая, он осторожно нащупал ружье, потащил к для себя, вытягивая ствол из девки, поднял его и втемную бахнул прямо в полог.

…Он пришел в себя от холода и поднял голову. Полог был сорван. В открытый вход через клубы пара СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава показывались темные столбы сосен, а за ними белела полоса ледяной реки. Ветер с улицы раздул очаг. Бойтэ, изогнувшись и раскидав ноги, лежала без движения. На ее заду поблескивала кровь. Осташа пошевелил Бойтэ рукою, и она застонала.

— Вставай, — с трудом произнес он.

Помогая друг дружке, они поднялись на ноги и, как СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава были нагие, вышли наружу. Перед входом в чум на спине в снегу лежал Шакула. Его накрывал сорванный полог, который был как будто приколочен к груди вогула на кованый гвоздь. Из-под смятого полога торчали только руки и ноги Шакулы.

— Нужно одеться, — тихо произнесла Бойтэ. — А позже спрячем СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава его… Он больше не придет.

Напялив что попало шиворот-навыворот, они опять выкарабкались из чума и завесили вход старенькой шкурой, чтоб очаг не освещал покойника у порога и никто из примыкающих жилищ ничего не увидел.

— Кинем его в прорубь, — осипло предложила Бойтэ, стягивая гортань рваной меховой рубашки. — Ханглавит СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава заберет, укроет…

Они скинули тело Шакулы с обрывчика на ледяной приплесок, за руки и за ноги уволокли его к проруби и столкнули в воду. Бойтэ присела на краю проруби, опустила в прорубь ногу и еще подтолкнула покойника далее под лед.

— Ну и все, — утомилось произнесла она, цепляясь за руку Осташи и вставая СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава. — А сейчас нужно спать… Я очень утомилась, эрнэ эруптан… Очень…

И скоро они тихо уснули в обнимку, навалив на себя все шкуры, что нашлись в чуме. Горел очаг. Дым ровненьким столбом поднимался в дыру дымопровода. Через дымопровод сверкали звезды.

…Осташа пробудился оттого, что ему обожгло лицо СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава. Он спросонья заполошно схватился за скулу. Нет, это не расплавленное железо, не кипящая смола, не кровь — просто со стены свалилась капля воды, просто растаяла льдинка… Но Осташу вдруг всего заколотило как в лихорадке.

Он сел, смотря на Бойтэ, безмятежно спавшую рядом с ладошкой под щекой. Глядел на тонкое запястье ее СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава руки, на черты ее лица — такие нежные и такие возлюбленные. Глядел на мокроватые полураскрытые губки, на черные густые реснички, на незапятнанный висок, с которого на скулу стекала светлая речка волос… Но все равно Осташу колотило от испуга. Он еще ничего не осознавал, только ощущал, что нужно спасаться. Таковой же ужас испытал СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава он еще парнишкой, когда утопал в Кашкинском переборе. Он лупил руками и ногами, захлебывался, кричал, и к нему от Дождевого бойца саженками плыл батя, плача и матерясь в глас…

Неудобными, ломаными движениями Осташа выкарабкался из-под шкур, засунул ноги в обутки, цапнул брошенный в сторону гайтан с СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава гроздью крестиков. Он запамятовал про зипун, запамятовал про шапку и рукавицы. Он выполз из чума в зимнюю ночь, поднялся на ноги и без оглядки ринулся бежать что было духу. По ледяной дороге Чусовой он мчался в Кашку — навеки прочь из вогульской Ёквы.

ПУГАЧЁВ

Под звездами было видно все. По СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава двору валялись куры со свернутыми шейками. Стайки стояли открытыми. Осташа поднял лучину повыше и вошел в стойло. За выгородкой кучей громоздилась мертвая скотина. Макариха рубанула ее в лоб топором с таковой силой, что свалила насмерть с 1-го удара. Сама же Макариха спиной к Осташе висела на веревке, перекинутой СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава через куриный нашест. Высоты нашеста не хватило, потому казалось, что старуха стоит на полусогнутых ногах, несуразно вывернув их на одну сторону. Голова ее настолько же несуразно лежала на плече. Платок распустился, косым клином свисал повдоль мертвенной руки. Две седоватые косы на спине были перевиты колоритными девичьими лентами.

Осташа заволок СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава дверь стойла и возвратился в раскрытый, выстуженный дом, сел на скамью рядом с зажженным светцом. В столешнице стола торчал топор, покрытый ржавчиной коровьей крови. Окна Макариха вышибла, поставцы повалила, томные медные вида кинула к порогу. Пол был засыпан черепками битой посуды. Поганую кадушку старуха заколотила печке в зев, и СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава с пода стек и промерз, как блевотина, поток помоев.

Осташа просто посиживал и молчал, не чуя холода.

В сенях захрустели чьи-то шаги, и в светлицу вошел некий мужчина. Под притолокой двери он не наклонился, а как-то удивительно присел. Он постоял, оглядываясь, и при всем этом ворочал не СЧАСТЬЕ ВЫШЕ БОГАТЫРСТВА 25 глава головой, а сходу всем телом, как будто у него и шейки не было. Он был без шапки, стрижен в кружок. Морду оторочила маленькая смоляная борода. На нем был нагольный тулуп, расспахнутый по всей длине, и Осташа увидел, что рубашка на груди у мужчины испачкана в крови.


scenarij-vechera-skazok.html
scenarij-viktorina-okean-professij.html
scenarij-vipusknogo-v-4-b-klasse-v-vide-teleperedachi-telekanal-eralash.html